Буддадаса Бхиккху о мирском и надмирском счастье (выдержки из лекции).

Обычное счастье, в котором заинтересованы люди, заключается в удовлетворении определённого желания. Таково типичное понимание счастья. С точки зрения Дхаммы, однако, счастье приходит тогда, когда желания нет вовсе, когда мы полностью свободны от желания, хотения, нужды. Чтобы правильно это уяснить, обратите особое внимание на следующее различие: есть счастье, когда желание удовлетворено, а есть счастье, когда желания нет вовсе. Вы видите разницу? Можете ли вы понять разницу между счастьем желания и счастьем нежелания?

Давайте теперь перейдём к рассмотрению слов «локийя» и «локуттара», поскольку они имеют прямое отношение к нашей дискуссии. Локийя означает «движение в соответствии с мирскими заботами». Локийя – это то, что должно быть в мире, поймано в мире, находится под силой и влиянием мира. Обычно это слово переводят как «мирской» и «земной». Локуттара означает «быть выше мира». Это превыше силы и влияния мира. Это слово можно перевести как «трансцендентный» и «сверхмирской». Теперь мы можем с лёгкостью сравнить два вида счастья: локийя-сукха (мирское счастье), которое ограничено и управляется силами условий и обстоятельств, которые мы называем «мир», и локуттара-сукха (трансцендентное счастье), которое находится за пределами влияния мира. Посмотрите на различия и поймите значения этих двух слов как можно точнее.

Посмотрим на это ещё с более близкого расстояния. Локийя означает «застрявший в мире, утянутый миром» так, что мирские силы и влияния здесь держат верх. В таком состоянии нет духовной свободы; это отсутствие духовной независимости. Локуттара означает «освобождённый от мира». Это духовная свобода. Поэтому есть два вида счастья: счастье несвободное и счастье независимое, счастье рабства и счастье свободы.

Именно этот момент, я боюсь, вы можете не понять. Если вы ищете локийя-сукха, но изучаете буддизм, который предлагает противоположный вид счастья, то вы будете разочарованы. Вы не найдёте того, чего вы хотите. Практика Дхаммы, включая и мудрую практику медитации, ведёт к локуттара-сукха, а не к мирскому счастью. Мы должны прояснить этот момент с самого начала.

***

Вы должны понимать разницу между двумя видами счастья: счастья из получения желаемого и счастья отсутствия желания вообще. Насколько сильно они различаются? Расследуйте этот вопрос, и вы поймёте сами.

***

Счастье, которое основано на удовлетворении желания – безнадёжно и никогда не может быть удовлетворено. Бесчисленные вещи, которые являются причиной возникновения желания, всегда меняются. То, что удовлетворяет жажду, всегда изменяется, делая удовлетворение текучим и иллюзорным, а потому жажда приходит вновь. Жажда сама по себе изменчива, и потому не может быть удовлетворена. Это вечная ситуация. Сегодняшний мир погряз в этом счастье, которое приходит из удовлетворения желаний. Современный мир попал в ловушку этой бесконечной проблемы.

Представьте, если сможете, что вы стали властелином мира, вселенной, всего космоса. Теперь, когда у вас есть это всё, прекратится ли жажда? Может ли она остановиться? Исследуйте внимательно это в своём уме. Если бы вы смогли получить всё, что вы бы пожелали, вплоть до получения целого мира, исчезли бы ваши желания? Или быть может вы бы захотели вторую вселенную? А потом третью?

Обдумайте тот факт, что жажде никогда не придёт конец за счёт наших попыток насытить её. И несмотря на это нынешний мир продолжает развивать образование и эволюционировать в производстве вещей, которые ещё более привлекательны и удовлетворительны. Современная технология и наука – рабы желаний. Мир падает в эту глубочайшую дыру бесконечного производства соблазнительных вещей в попытке удовлетворить жажду. До какого предела вы готовы дойти, чтобы найти счастье в этом мире?

Я бы хотел привести некоторые сравнения для того, чтобы показать как мирское счастье простых чувствующих существ переходит от одной фазы к другой. Младенец счастлив тогда, когда он сосёт молоко из груди матери и когда она качает его в своих руках. Это удовлетворяет его до тех пор, пока он не подрастает. Тогда груди матери и её укачиваний становится недостаточно. Ребёнок узнаёт о другой еде и развлечениях. Теперь уже счастье зависит от мороженого, шоколадки, несложных игр и бегания по дому. Когда он подрастает ещё больше, эти игры ему уже не нужны. Он хочет играть в футбол, а если это девочка – то в куклы. Когда ребёнок достигает подросткового возраста, его интересы и счастье вращаются вокруг секса. Предыдущие виды удовлетворений более не являются интересными. Когда подростки становятся молодыми мужчинами и женщинами, не думайте, что они будут довольствоваться предыдущими увлечениями. Теперь они думают только о сексе и свиданиях. В конце концов, человеческое существо становится мужем или женой и лелеет мечты и надежды относительно дома, денег, имущества. Детское счастье более не является удовлетворительным. Он переходит от одной фазы к другой, и его счастье также меняется с каждой фазой. Этот процесс бесконечен. Жажда развивается вместе с этим процессом вплоть до самой смерти. После этого многие верят, что родятся божествами (дэва); и всё ещё остаётся жажда, небесная жажда счастья божества. Она никогда не прекращается. Даже в раю божеств такие вещи существуют, жажда не прекращается. В буддизме всё это считается примерами мирского счастья, которое только обманывает и омрачает.

***

Как нам прекратить жажду? Мы должны развернуться и уничтожить её. Нам она не нужна. Мы должны выбрать другой путь, где нет жажды. Суть этого пути – это отсутствие чувства себя, «я», «моего». Это очень глубокий момент. Сколько знания нам необходимо для того, чтобы остановить эту иллюзию «себя»?

Нужно осознать эту связь между прекращением жажды и прекращением иллюзии себя. В мирских ситуациях всегда есть «я», которое желает и старается удовлетворить желание. Даже если это «я» находится на высочайшем и тончайшем уровне, уровне ничто, всё равно остаётся жажда заполучить что-то. Жажда существует, потому что есть «я», ищущее приобретение вещей для себя, хотя это никогда не удаётся подлинно осуществить. Исследуя многочисленные уровни получения и счастья, мы поймём, что жажда безнадёжна. Почему? Потому что «я» безнадёжно.

***

Мы беспрерывно говорим о «лучшем», о суммум бонум, но постоянно имеем в виду самое разное: лучшее детей, лучшее подростков, лучшее взрослых, лучшее стариков; лучшее в мире и лучшее в религии. Каждое из этих видений «лучшего» делает нас «голоднее» – голоднее в утончённом, возвышенном смысле. Мы никогда не остановимся и не сможем находиться в «лучшем», поскольку всё это локийя-сукха.

«Лучшее» не может быть само по себе. За ним всегда следует его приятель – «худшее». Хотя мы цепляемся за «лучшее», нас одновременно с этим тяготит и «худшее». Поэтому наша фиксация на «лучшем» – это всего лишь увековечивание жажды. Есть только один выход. Если мы будем продолжать искать счастья в мире, мы никогда его не найдём. Мы должны развернуться в полностью противоположном направлении, к локуттара-сукха. Жажда должна прекратиться, даже жажда «лучшего». Плохое – это один вид проблемы. Хорошее – это другой вид проблемы. Чтобы освободиться от проблемы, ум должен выйти за предел «добра» и «зла», стать выше лучшего и худшего – вот и всё, он должен пребывать в пустотности. Это полностью противоположно мирскому счастью. Это локуттара-сукха свободы от «я», которое страдает. Нет никакого другого выхода из страдания, кроме как от зла к добру, а от добра к пустотности. В пустотности жажда прекращается, это и есть подлинное счастье.

***

Вы можете сами увидеть, что если мы привязываемся к хорошему, мы жаждем хорошего. Если есть что-то лучше, мы желаем того, что лучше. Если мы имеем лучшее, мы стремимся к ещё лучшему. Не важно насколько это «лучшее» лучше, нам всё равно нужно большее. Мы хотим лучшее лучшего. Это неизбежно приводит нас к страданию (дуккха).

Неважно, какова степень жажды, мы всё ещё страдаем от определённого вида дуккхи. Грубая жажда влияет на нас грубым образом, тогда как самая утончённая влияет на нас так, что мы этого даже не замечаем. Пока есть жажда – будет дуккха. Жизнь будет беспокойной и проблемной, идеальный мир и покой будут невозможны.

Вот почему буддизм учит пустотности (сунньята) – пустотности от «я», «моего», что есть преодоление «лучшего». Если у нас есть знание того, что превыше «лучшего», то есть знание пустотности, которая ни плохая, ни хорошая, тогда нет никаких проблем. В пустотности не существует жажды. Даже самые тончайшие уровни жажды исчезают. Страдание там устранено и остаётся только подлинный духовный мир. Вот конечная цель. Пока есть хотя бы мельчайшая жажда, она мешает достижению конечной цели. Как только вся жажда и все страдания устранены, наступает подлинное освобождение. Освобождение в буддизме – это свобода от жажды, которая приходит с реализацией пустотности (сунньята). Изучайте этот вопрос до тех самых пор, пока не станете свободными от жажды.

Из сборника лекций "Ключи к Истине", перевод с английского SV (Сергей Тюлин) http://www.theravada.ru/Teaching/Books/ … th1-sv.htm